Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора
Скульптор Назер чрезвычайно походил на сатира, только очень умного и
красивого сатира - коротыш и крепыш, буйноволосый и буйнобородый, ценитель
мраморной гармонии изваянии и женской красоты. Майону всегда нравилось на
него смотреть - Назер самой своей персоной убеждал в том, что земля велика
и могуча, что ее хмельные соки кипят животворной силой и ни угасания, ни
смерти в природе нет.
- Ну, как я их? - Назер обвел жестом площадь. - Достал до сердца сквозь
жирок?
- Я надеюсь, ты не ставил целью вызвать переполох? - сухо спросил
Гомер.
- Конечно нет, дружище. То, что все передрались, конечно, плохо, это
крайности, но нужно же, клянусь огнем, вытряхнуть человека из равнодушия?
Пусть задумается, пошевелит мозгами и выплюнет коровью жвачку.
Он замолчал и подтолкнул Майона локтем - к ним шагом подъехал Гилл.
Придержал коня и смотрел на них сверху вниз устало и грустно, казалось,
даже беспомощно чуть-чуть. Прищелкнул языком и сказал:
- Н-ну, творческие люди, заварили вы... Ведь придется мне у статуи
часового ставить. Майон, перевяжи голову - двинули на совесть. Кстати... У
тебя нет знакомых кентавров?
- Ни одного, - сказал Майон и вспомнил, оглянулся на Эанта. - Мальчишка
говорил, что меня искали кентавр с каким-то микенцем.
Гилл кубарем слетел с коня, уронил руку Эанту на плечи, и лицо у него
было такое, что отшатнулся не только Эант, но и Майон:
- Кто? Как выглядели?
- Ты что, Дориец?
Гилл и не обернувшись к Назеру, повторил жадно:
- Как они выглядели, малыш?
- Я не малыш, - буркнул Эант. Знак "гарпий" он спрятал было за спину,
но Гилл и не думал его отнимать, и мальчишка приободрился. - Какой-то
кентавр и микенец, похожий на Геракла. Это дядя Майона сказал, что микенец
похож на Геракла. У них было важное дело к Майону, они остановились у
Пифея.
- На Геракла, - повторил Гилл.
- Схожу-ка я к этому Пифею, - сказал Майон. - Никогда не имел дела с
кентаврами.
- К Пифею, - повторил Гилл с тем же странным выражением. - Не нужно
туда ходить. Они... Ну, нет уже их там, совсем их там нет...
Он вскочил на коня и, горяча его криком, поскакал с площади. Несколько
всадников с неприметными лицами, державшиеся во время разговора
поблизости, помчались следом. Нида наконец-то успокоилась, только
всхлипывала временами.
- Хранители нашего покоя тешатся какими-то новыми забавами, - сказал
Гомер с ироническим уважением. - Я вас покидаю, друзья, работа ждет. Давно
уже пишу о странствиях Одиссея.
Майон подумал, что еще сегодня утром Гомер пренебрежительно подвергал
сомнению подлинность рассказов об Одиссее. Однако задумываться и вслух
высказывать удивление не стал - побаливала голова, азарт и напряжение
схватки прошли и давали о себе знать ушибы.
- Ох, не люблю я нашего красавчика, - прищуренным взглядом проводил
Назер Гомера. - Так-таки и не люблю.
- Но ведь это Гомер! - Эант напоминал взъерошенную птицу, бросившуюся
заслонять гнездо с птенцами от оскаленной морды охотничьего пса.
- Никто не спорит - Гомер. Только с чего ты взял, что к талантливым
людям нельзя испытывать нелюбовь? Уважение к таланту и любовь к человеку -
разные вещи. Как ты думаешь, Майон?
- Не пойму, куда ты клонишь, - хмуро сказал Майон.
- Это оттого, что голова у тебя болит. - Назер блеснул великолепными
зубами. - Подумай как-нибудь на досуге, не вызывает ли у тебя смутного
беспокойства наш добрый школьный приятель Гомер. Что ты вздрогнул? А-а, ну
правильно...
Он проследил взгляд Майона и тоже понял, что не годится вести такие
разговоры при Эанте.
- Ты загляни как-нибудь ко мне в мастерскую. Клянусь огнем, найдется о
чем потолковать.
- Подожди. - Майон догнал его, оглянулся на Ниду и Эанта и сказал очень
тихо: - Я сейчас подумал - ведь этот твой воин не просто сраженный в бою
солдат. Я не могу отделаться от впечатления, что он символ человека,
бесславно павшего за неправое дело.
Лицо очень красивого сатира стало строгим и навевающим тревогу.
- Я не сомневался, что ты умница, Майон.
- Но все же?
- А тебе никогда не приходило в голову, что Троянская война - не более
чем кусок дерьма?
И снова холодное лезвие, как давеча, при виде монумента, вошло в
сердце.





6. ОНА БЫЛА ПРЕКРАСНА
Майон поднимался по одной из дворцовых лестниц медленно, в раздумье. Во
дворце он бывал не раз на больших приемах, но впервые гонец сообщил, что
славный царь Тезей приглашает аэда Майона. А ублаготворенный несколькими
монетами (и наверняка порадовавшийся случаю щегольнуть всезнанием, как это
обожает мелкая дворцовая сошка), доверительно шепнул, что царь Тезей
приглашает лично его, Майона, а никакого приема, ни большого, ни малого,
как гонцу совершенно точно известно, не ожидается, так что речь может идти
лишь о разговоре с глазу на глаз. Это было неожиданностью. Наверняка Тезей
несколько раз слышал его имя, но неужели запомнил настолько, чтобы вызвать
во дворец?
Он вошел, поклонился не без волнения: он уважал и любил этого человека
- победителя Минотавра, реформатора и государственного мужа, спутника
Геракла в походах, удальца, когда-то похитившего, а потом благородно
отпустившего совсем еще юную Елену Прекрасную; спустившегося некогда в Аид
и дерзко объявившего владыке подземного царства, что пришел ни более ни
менее как похитить его жену (после чего несколько лет томившегося в Аиде в
заточении). Словом, жизнь Тезея была насыщенной и бурной, дававшей пищу
для ума и тем, кто оценивал его деятельность как воина и созидателя, и
романтически настроенным юнцам, уважавшим бесшабашность и молодечество, и
творческим людям - как исходный материал. Жизнь его, безусловно, была
небезгрешна, но Майон знал от астрономов, что и на солнце есть пятна, а от
философов - что идеала не существует.
А вот старик, сидевший рядом с Тезеем как равный, был Майону незнаком:
старик с широким добрым лицом, совершенно седой, но чернобровый, с синими
ясными глазами.
- Вот это и есть наш аэд Майон, - сказал Тезей, ответив на приветствие.
- Многое обещает.
- Что ж, многое обещать - привилегия молодости, - сказал незнакомец. -
Конечно, не все обещания впоследствии сбываются, но в отношении этого
юноши ты прав, я читал все, что им написано. Майон, я - Нестор, царь
Пилоса. Слышал о таком?
Майон молча поклонился, не было нужды напрягать память - Нестор
Многомудрый, мозг и дух Троянской войны, организатор и вдохновитель,
наряду с полководцами разделивший триумф.
- Слышал, - утвердительно сказал Нестор. - Да, были времена. А остался
скучноватый старик. Я узнал, Майон, что ты собираешься писать о Троянской
войне. Благородное стремление, ибо...
Он говорил и говорил, повторял затертые фразы из школьного курса
истории - об извечных подлости и коварстве троянцев, десятилетиями
навлекавших на себя справедливый гнев ближних и дальних соседей, о
злодейском похищении Елены беспутным Парисом, об уме Агамемнона, о
героизме Ахилла и других храбрецов, о хитроумии Одиссея и его деревянном
коне. Все это Майон слышал не единожды, и ему было скучно - уж Нестор-то,
дух и мозг осады Трои, стоявший у истоков, видевший все и всех
собственными глазами, мог бы рассказать об этом и гораздо интереснее.
Неужели такова злая сила старости, превратившей Многомудрого в занудливого
старца? Он был рад, что Нестор наконец замолчал.
- Все это я знаю, - сказал он осторожно, боясь показаться невежливым.
- А чего же ты не знаешь? - живо спросил Нестор. - И что ты хочешь
знать?
- Понимаешь, Многомудрый, - сказал Майон, - я недавно говорил с Гиллом
- это мой школьный друг, сейчас начальник тайной службы. Он подходит к
проблеме как сыщик, и это довольно интересно. Получается, что мы, наше
поколение, собственно говоря, ничего не знаем о Троянской войне.
Существует некоторое количество отшлифованных формул, фраз, рассказов и
цитат, их постоянно перебирают, как скряга монеты, раскладывают в разных
сочетаниях, но они по-прежнему составляют какой-то заколдованный круг.
Воины, сражавшиеся под Троей, рассказывают практически лишь о перипетиях
стычек и о добыче. Не хватает чего-то живого, духа эпохи, невозможно
садиться за повествование о Троянской войне, имея в распоряжении горсточку
избитых фраз. Как вырваться из этого заколдованного круга, я пока не знаю.
Он говорил все медленнее, несколько раз запнулся, а там и вовсе
замолчал. Нестор смотрел на него туповато и скучно, смаргивая дремоту.
"Безнадежно, - горько подумал Майон, - а до чего жаль".
- Живого, да... - сказал Нестор. - Ну что же, ищи, Твори, мучайся,
иначе и нельзя. Пойду я вздремну, вы уж простите старика. Жаль, Майон, что
Течей не сможет ничего рассказать, - он в той войне не участвовал. Пойду
я.
Он грузно поднялся и побрел к двери.
- Ну что же, - сказал Тезей, - насчет заколдованного круга вы с Гиллом


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 [ 9 ] 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Злотников Роман - Прекрасный новый мир
Злотников Роман
Прекрасный новый мир


Посняков Андрей - Из варяг в хазары
Посняков Андрей
Из варяг в хазары


Сапковский Анджей - Башня шутов
Сапковский Анджей
Башня шутов


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека