Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

убил их?
Он рисковал навлечь на себя гнев, но сейчас такие опасения ничего не
значили - Гилл понимал, что столкнулся с чем-то значившим неизмеримо
больше, чем интриги-однодневки.
- Их убило Прошлое, Гилл, - сказал Тезей. - То есть все равно что
никто.
- Но так не бывает, - сказал Гилл. - Должен быть конкретный человек,
отдавший приказ, должны быть исполнители.
- Этого не знаю. Возможно, я мог бы тебе помочь, рассказав о прошлом,
но слишком долго пришлось бы рассказывать и нет уверенности, что я назову
виновников, - порой очевидец событий знает меньше, чем тот, кто сто лет
спустя пишет исторический труд.
- Рукопись Архилоха - легенда?
- Не знаю. Тиреней был уверен, что нет.
- Но сам-то Архилох существовал?
- Еще бы, - сказал Тезей. - Я его хорошо знал. Но что с ним сталось
после смерти Геракла, куда исчезла рукопись и была ли она - неизвестно.
Архилох была интересный малый, этакая смесь воина и книжника, - во времена
моей молодости таких хватало, да и нынче они не перевелись.
- Значит, он исчез?
- Я тогда был на Крите, - сказал Тезей. - Все произошло без меня -
расправа Геракла с кентаврами и его смерть. Вдруг распался отряд Геракла:
кто погиб, кто побрел неизвестно куда. Я так и не выяснил подробностей -
не до того было.
- Понимаю, - сказал Гилл. - Царь, я ставлю вопрос иначе - есть ли
сейчас кто-нибудь, кому нужно захватить или уничтожить рукопись Архилоха?
Есть ли в этой рукописи что-то, из-за чего и сегодня гибнут люди? Царь!
Он подался вперед, но Тезей остановил его властным движением руки.
Откинул голову, прижав затылок к резным кедровым доскам, бледность
заливала крупное лицо с резкими красивыми чертами, похожее на каменные
львиные морды с микенских ворот. Гилл вдруг подумал, что Тезей стар. До
сих пор такой мысли не приходило в голову, язык не поворачивался
произнести это слово, потому что почтенный возраст и старость - понятия с
разным содержанием. Сейчас они слились в одно, и Гилл не узнавал своего
кумира, своего героя.
Тезей заговорил тихо, медленно и внятно, но Гилл не знал, помнят о его
присутствии или нет:
- А есть ли она, абсолютная истина? Когда я был молодым, когда у
Геракла не было ни одного седого волоса, ответы казались недвусмысленными
и четкими, все было по плечу, и мы верили, что не сегодня завтра
перевернем мир. Но проходят годы, и с каждым новым свершением видишь, что
впереди высятся те же неприступные вершины, а друзья и соратники один за
другим уходят в небытие...
"Ему крепко досталось, - подумал Гилл. - Ударов судьбы выпало на долю
предостаточно - смерть в расцвете красоты и молодости Ипполиты, первой
жены, той самой прекрасной амазонки, смертельная вражда второй жены,
Федры, с пасынком Ипполитом, ее безумие и самоубийство, смерть Ипполита.
Годы заключения в Аиде. Раны, тяготы долгих походов, бешеный,
нечеловеческий труд - сколачивание и укрепление новой Аттики. Для обычного
человека слишком много. Да и для сына Посейдона - тоже. Но он не может, не
должен, не имеет права сломаться - человек, полубог, в которого я
беззаветно верю!"
- Так о чем мы? - спросил Тезей, он снова был прежним, но Гилла больно
царапнуло понимание, что Тезей, оказывается, может быть и другим.
- Есть ли люди, которым нужно захватить или уничтожить рукопись
Архилоха? Есть ли в ней самой что-то настолько важное? Что-то, до сих пор
не потерявшее значения?
Он начинал уже бояться, что не дождется ответа.
- Я не знаю, - сказал Тезей. - Весьма возможно... Тебе следовало бы
прекратить это дело. К чему нам сражаться с лемурами? [в древнегреческой
мифологии лемуры - тени мертвых, беспокоящие по ночам живых]
- Боюсь, что эти лемуры целиком из плоти и крови.
- Все равно, - вяло сказал Тезей.
- Это приказ?
- На твое усмотрение. Если не боишься.
"Но что же происходит?! - вскрикнул про себя Гилл. - Я теряю нить,
перестаю что-либо понимать, а меж тем мне как раз надлежит все понимать и
все предусмотреть. Не говоря уже о том, чтобы все знать. Чьи руки тянутся
из прошлого и что произошло двадцать лет назад у горы Эримант?"
- У тебя все?
- Меня беспокоят "гарпии", - сказал Гилл. - Они все больше наглеют.
Пропадает оружие, а виновных никак не удается отыскать. Менестей собирает
все больше слушателей.
- Это несерьезно. В конце концов, я сделал для Афин неизмеримо больше,
чем какой-то горлопан, который вообще не сделал ничего.


- Возможно, - сказал Гилл. - Но я ловлю себя на мысли, что на приемах
слежу за нашими царедворцами, пытаясь угадать, у кого из них может
оказаться под одеждой кинжал.
- А это уже чуточку смешно.
- Возможно, - повторил Гилл. - Но очень уж неспокойно у нас в последнее
время. Я могу идти?
- Да. И постарайся не выдумывать новых сложностей. Нам хватает забот со
старыми.
Гилл шагал по коридорам размашисто и слепо, не видя и не слыша никого и
ничего, и сановники торопливо отшатывались, вновь поминая злым шепотом
проклятого Дорийца, а челядь рангом пониже, не имевшая права негодовать
вслух, со сладкими улыбочками кланялась, прижимаясь к стенам. Он был в
ярости. Холодная, мрачная, пахнущая кровью тень, словно вырвавшееся из
Аида тяжелое черное облако, наползала на солнечные, безмятежные Афины.
Может быть, видел и ощущал ее ядовитое дыхание только он, а Тезей...
Что-то непонятное и тревожащее происходило с Тезеем.
Он спустился в маленький дворик. Выжидательно придвинулись его люди.
Гилл поманил отвечавшего за тайную охрану дворца сыщика Сигму и сказал
резко:
- Следить бдительно.
Из-за спины Сигмы возник Эпсилон. Слов не потребовалось - Гилл
взглянул, и Эпсилон грустно кивнул в ответ. Кто-то распахнул неприметную
калитку, Гилл прыгнул в колесницу, возничий дико заорал, и рыжие хеттские
кони с коротко подстриженными гривами понеслись за ворота. Гремели колеса,
возничий кричал "хай-хай-ю!", люди шарахались, Гилла швыряло, как попавший
в бурю корабль, но он не замечал ни ударов, ни толчков. В голове
бессмысленно вертелась старая сказка о дураке Коребе, который надумал
как-то пересчитать морские волны, а сам не умел считать до пяти.
Он спрыгнул с еще не остановившейся колесницы и побежал в дом. Сыщик
Эпсилон беззвучно несся следом.
Старик лежал на широченном ложе, хотя долгие годы спал один, его лицо
было спокойным и строгим, глаза открыты, и белая рукоятка ножа из оленьего
рога, торчавшая против сердца, почти сливалась с бельм хитоном и не сразу
бросалась в глаза. Гилл наклонился, невольно заглянул в свиток, лежавший
под откинутой правой рукой Старика:
"...таким образом, одни продолжают уверять, что Архилох вымышлен, либо
в результате незнания всех подробностей жизни Геракла, либо в угоду
потрафить вульгарным любителям сенсаций. Другие же, напротив, продолжают
считать Архилоха существовавшим в действительности другом и бытописателем
Геракла".
Прошлое продолжало убивать. Если бы Старик не признал одного из убитых,
Гилл с чистой совестью отправил бы трупы к божедомам, не узнал об
Архилохе, не прикоснулся к тайне. Продолжая размышлять над случившимся,
Старик мог доискаться до неких истин и потому должен был замолчать. И
замолчал.
Не отрывая взгляда от трупа, Гилл слушал доклад сыщика Эпсилона -
вернее, констатацию факта, что ровным счетом ничего не известно. Никто из
многочисленных слуг, чад и домочадцев ничего не видел, ничего не слышал и
ничего не знал.
- Но наш опыт показывает, что так не бывает, - сказал Эпсилон, понижая
голос из-за подглядывающих в дверь слуг. - Наши сыщики не проглядели бы
пытающегося проникнуть в дом постороннего. Сообщник был в доме. И он
вовлечен в убийство второпях, на скорую руку - будь он более надежен, ему
поручили бы подбросить яд. Но они торопились, надо полагать.
- Все правильно, - сказал Гилл. - Мы поднатужимся и разоблачим повара
или привратника - последнюю спицу в колесе, но нам-то нужен тот, кто за
всем этим стоит.
- А ты уверен, что тот доступен? - спросил Эпсилон.
- Но ты же не думаешь, что нам противостоят лемуры или боги?
- Конечно нет, - сказал Эпсилон. - Хотя бы потому, что бесплотная рука
лемура не способна держать нож. Да и появляются лемуры только ночью. А
боги не делают ошибок. Они вообще не дали бы Старику встретиться с тобой.
Это люди, Гилл. И все же...
- В Аттике нет человека, который не был бы доступен закону и нам, -
сказал Гилл. - От меня и от вас никто еще не уходил. Охранявших дом
сыщиков взысканиям не подвергать - они не виноваты, виноват один я, а я
привык платить свои долги. Оставайся здесь и ищи сообщника.
Он ушел, и снова было бешеное мелькание домов, лиц, взвивающихся на
дыбы лошадей, выезжавших из боковых улиц упряжек, возничий нахлестывал
лошадей вожжами с медными шипами и орал не переставая, почувствовав, как
нужны сейчас Гиллу этот крик и заполошная езда квадриги, не дающие
возможности сосредоточиться, избавляющие от тягостной необходимости
думать.
Гилл сбежал вниз по узким ступеням, караульный откинул засов, и он
вошел. Маленькая полукруглая камера с окном в потолке. За столом уныло


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 [ 7 ] 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Доставалов Александр - Ожог от зеркала
Доставалов Александр
Ожог от зеркала


Шилова Юлия - Мой грех, или История любви и ненависти
Шилова Юлия
Мой грех, или История любви и ненависти


Каменистый Артем - Боевая единица
Каменистый Артем
Боевая единица


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека