Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

усмехнуться.) А кто-то - знает. - Казалось, он забыл об Анакреоне. - Я
ничего не боюсь, но лучше все же, чтобы исчезли последние следы, последние
очаги беспокойства.


17. МАЙОН И ЕГО ГОСТИ
Майон не находил себе места: то бродил по комнате вокруг стола, как
зверь по клетке, то бросался на ложе и лежал напрягшись, сжимая кулаки в
бессильной ярости. Комната в родном доме стала вдруг чужой, незнакомой,
враждебной - потому что дверь привалили снаружи чем-то тяжелым и возле нее
стояли стражники, а под окном, почти наглухо торопливо забитым досками,
расхаживали другие, и в доме их было полным-полно.
Больше всего терзало то, что он ничего не знал о судьбе друзей. Что
произошло в Афинах после того, как нагрянула орава вооруженных людей и его
сделала пленником в собственном доме, можно было догадываться. Понемногу
из криков и шума за окном он составил представление о случившемся:
заговорщики выступили, Тезей бежал, Менестей торжествует победу. Гилл,
Нида, Назер - что с ними?
Он насторожился - от двери оттаскивали что-то тяжелое, она растворилась
и снова захлопнулась, человек остановился на пороге, ожидая, когда глаза
привыкнут к полумраку.
- Гомер! - Он радостно вскочил, но застыл на полпути - он был уже не
прежним и научился осторожности. - Как они тебя пропустили?
- Удивительные болваны, - весело сказал Гомер. - Наверняка и окно
заколотили, и дверь столом приперли по собственной инициативе, приказали
им охранять, вот и лезут вон из кожи.
- Но как они тебя пропустили?
- Приказ, приказ. - Гомер прошел к столу и сел. - Дружище, надеюсь, ты
понимаешь свое положение? Только не цепляйся за свои тайны - все наши
тайны Многомудрый расколол, как орехи. Но, на наше с тобой счастье, мы ему
очень нужны. Ты и я.
- Понятно, - сказал Майон. - Не стоит и голову ломать. Троянская война
началась с похищения Елены, кентавров перебил пьяный Геракл, что мы и
должны внушить всем и каждому. Правильно?
- Молодец, - сказал Гомер. - Я так и знал, что не придется тебе ничего
растолковывать. Подожди, не изображай статую гордой Непреклонности. Пока
ты здесь торчал, в Афинах многое изменилось.
- Я знаю. На улице так вопят...
- Я не о том. Гилл мертв. Все его бумаги у Нестора. Понимаешь? Все. А
копию рукописи Архилоха твоя Нида собственноручно отдала Нестору. Не
веришь? Я сам ездил с ними к ее тетке, и там, в подвале...
Вот это был настоящий удар - хлесткий, ошеломляющий. В голове
мельтешили бессмысленные обрывки фраз, он слышал свой голос и не понимал,
что говорит.
- Как она могла? - переспросил Гомер. - Да ведь это естественно: она
тебя любит и желает тебе только добра. Она - не бесплотное создание, милый
мой, она обыкновенная женщина, и необходим ей дом и покой, а не сотканные
из воздуха идеи и сомнительные поиски высшей справедливости. Ты проиграл,
как видишь, и остается принять условия победителя.
- Нет.
- Аид тебя забери! - Гомер трахнул кулаком по столу. - Я же не о себе
забочусь - о тебе. О твоем таланте. Как ты думаешь, кто нужнее людям -
великий аэд Майон или безвестный борец за истину, вздернутый на суку в
смутные времена забытого мятежа? Ты не имеешь права так варварски
распоряжаться своим талантом, он принадлежит не только тебе.
- Как я могу стать великим аэдом, если начну лгать?
- Ах, во-о-от ты о чем, - сказал Гомер. - Дурень ты все-таки, уж
прости. С чего ты взял, что искусство непременно зиждется на истине?
Какого ты мнения о моей "Одиссее"?
- Я уже говорил тебе, что это талантливо.
- Видишь! - Гомер торжествующе поднял палец. - А меж тем там нет и
слова истины. Все выдумано. Одиссей вернулся недавно, он проторчал десять
лет в какой-то заморской стране. И ничего это не меняет. Остается, как
признают самые строгие критики, волнующее повествование о мужестве
мореплавателя, десять лет боровшегося со стихиями и немилостью богов.
Поэзия с большим философским подтекстом. Ответь честно, как ты считаешь -
"Одиссея" потеряла сколько-нибудь от того, что ты все узнал?
- Нет, - тихо сказал Майон.
- Так кто из нас прав и что есть истина? Я согласен, история Троянской
войны - груда дерьма. Но если ты создашь о ней поэму, подобную моей
"Одиссее", то не рукопись Архилоха, а твой труд будет учить людей, даст им
примеры мужества, героизма, отваги, стойкости и благородства.
- Нет, - сказал Майон. - Если мы пойдем по этому пути, люди



окончательно запутаются и перестанут отличать правду от лжи. Важна будет
не истина, а ее толкование в соответствии с духом времени, с чьими-то
желаниями, с ситуацией. И эта дорожка далеко нас заведет. Что касается
Геракла, то здесь потребуется уже прямая ложь - его, миротворца и героя,
нужно будет выдавать за буяна и забулдыгу, забияку, перебившего во время
пирушки кентавров. Это и на кентавров бросит тень, их будут изображать
грязными и низкими тварями, забудут, что среди них был и мудрый Хирон,
воспитатель богов и героев, в том числе, кстати, и братьев Елены
Прекрасной, - мы и их запачкаем грязью. Мы начнем производить ложь, как
пирожки...
- Ты преувеличиваешь, - сказал Гомер. - Создашь то, что от тебя
требуется, а дальше можешь заниматься чем угодно.
- Не получится, - сказал Майон. - Раз измажешься, потом не отмоешься.
Разные у нас с тобой дороги.
- Нет у тебя дорог, пойми ты! Или-или...
- В таком случае у меня только одна дорога, - сказал Майон.
Удивительно, но он не чувствовал боли от утраты друга - видимо, они
давно уже стали чужими, просто раньше ум и сердце не хотели мириться с
этой мыслью, а теперь не осталось ничего недосказанного.
- Я тебя не упрекаю ни в чем, - сказал Майон. - Ты талантлив, и ты
искренне убежден в своей правоте. Это как раз самое страшное.
- Но ведь это - все?
- Да, - сказал Майон. - Но, оказывается, и мертвым небезразлично, что
станут говорить о них живые. Мне кажется все же - тебе очень одиноко будет
одному.
Не ответив, Гомер постучал в дверь кулаком, его выпустили. Дверь
захлопнулась. Майон сел к столу и уронил голову на руки. Все его существо
протестовало против смерти, но другого выхода не было, никак нельзя было
поступить иначе.
Может быть, серая вода из Леты уже попала в верхний мир и многие
проглотили каплю? К примеру, Гомер. Нет, это было бы чересчур легкое
объяснение.
На улице засуетились, перекликаясь, и это никак не походило на пьяный
праздник победителей - что-то там случилось. Раздались панические вопли,
забегали в коридоре, там стучало и гремело, и вдруг дверь распахнулась, с
треском ударившись в стену, по комнате со свистом пронеслась золотистая
полоса, и обломки закрывавших окно досок прямо-таки брызнули наружу. В
комнату хлынул солнечный свет. Застучали когти, вошел огромный пес. Майон
узнал его, но не испытал никакой радости, подумал тоскливо: еще и это? Пес
улегся у очага, положил на лапы огромную кудлатую морду и уставился на
Майона зоркими равнодушными глазами. Весь дом был наполнен глухим рычанием
и стуком когтей - видимо, нагрянула вся стая, и Майон невольно улыбнулся,
представив, как разбегались его тюремщики.
Потом в комнату вошла Артемида, Делия, прекрасная, как пламя костра,
хозяйка лесов и лунных дорог.
- Ну, здравствуй, - сказала она насмешливо. - Как я вижу, твои
исторические изыскания оценены по достоинству.
- Да уж, - угрюмо отозвался Майон.
- Они тебя убьют. Как Архилоха.
- Догадываюсь.
- Тогда чего же ты ждешь? - спросила Артемида. - Вряд ли среди них
найдется смельчак, который рискнет встать на пути моих псов. Не дам я тебе
погибнуть так глупо. - Она огляделась с любопытством. - Значит, вот так ты
живешь? Как глупы и тесны рукотворные пещеры! Ничего, со временем ты
убедишься, что мои леса прекраснее любого дворца.
- Ох, и упряма ты, бессмертная, - сказал Майон. - Снова приглашаешь на
должность придворного аэда?
- Все люди кому-то служат. А быть аэдом богини - не самая незавидная
должность.
- Смотря что тебя заставляют делать, - сказал Майон. - Я не могу,
понимаешь? Геракл был великий герой, и я не могу представить его
безвольной куклой, слепо выполняющей волю прекрасной повелительницы.
- А у тебя есть возможность свободно заниматься, чем ты хочешь? Со мной
ты создашь хоть что-то. Без меня - ничего. Или ты надеешься на
заступничество моих божественных родственников? Да ты хоть знаешь, что
произошло на Олимпе?
- Значит, они...
- Да! - Артемида повернула к нему прекрасное и злое лицо и продолжала
размеренно и ровно, словно вбивала гвозди в сухую доску. - Ничего у них не
вышло. В который раз уж не хватило смелости. Зевс снова призвал из Аида
гекатонхейров, и отважные мятежники геройски отступили и смиренно
покаялись. Афина теперь пальцем о палец не ударит, Посейдон носа не
высунет из пучины, а остальные и внимания не стоят. Я-то их прекрасно
знаю, эту свору лизоблюдов, трусов и подхалимов.
Майон снова подумал о том, какое страшное оружие находится в его руках,


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 [ 24 ] 25 26 27
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Андреев Николай - Первый уровень. Кровавый рассвет
Андреев Николай
Первый уровень. Кровавый рассвет


Перумов Ник - Алиедора
Перумов Ник
Алиедора


Каргалов Вадим - Святослав
Каргалов Вадим
Святослав


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека