Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

да научил самому необходимому. И ни в чем не раскаиваюсь. Крепко запомнил?


13. ЦАРСТВО СЕРОГО СЧАСТЬЯ
Небо над головой было мутно-серое, непроглядное и тусклое и походило
больше на серую парусину, натянутую почти на высоте поднятой руки. И земля
под ногами была серая, плотная, не камень и не песок, низкая, плоская, как
доска, равнина. Невозможно было определить расстояний, понять, где земля
сливается с небом, - сюда не достигал ни один луч солнца, не было ни
камня, ни дерева, ни травинки, ни рытвины. Майон не отбрасывал тени, и ему
казалось, что он не движется по плоской серой равнине, а шагает, не сходя
с места. Он не боялся - серый мир вокруг не вызывал никаких чувств, кроме
беспросветного уныния. Может быть, здесь не существовало и времени. И
серая река, вдоль которой он шел, больше всего напоминала идеально прямую
канавку, проделанную резцом в металлической доске и заполненную ртутью.
Майон наклонился и зачерпнул в горсть воды - густая, словно бы и не
мокрая, она лениво сползла с ладони, струйка глухо, без всплеска и
разбегающихся кругов, вернулась в реку и слилась с ней. Потянуло тоскливым
пряным запахом, расслабляющим и клонящим ко сну. Майон понял, что это -
Лета, и ускорил шаг, держась подальше от неподвижной воды забвения.
Впереди наконец-то появилась темная полоса, тянувшаяся в обе стороны и
исчезавшая в размывающем ее края слиянии земли и неба. Стали попадаться
камни - гладкие до бархатистости, словно обкатанные морем или
отшлифованные.
Полоса была медной стеной - ее верх терялся в сером мареве, ворота были
распахнуты настежь, и в них лениво колыхались, завивались круговоротами,
вздувались и опадали тяжелые клубы мрака, а Лета уходила в этот мрак.
Человек в черном плаще сидел на большом округлом камне, похожем на
огромный человеческий череп, сидел лениво, в позе хозяина, знающего каждый
уголок своего двора. У него было узкое лицо с тонкими, брезгливо поджатыми
губами и спокойные черные глаза. Его черный плащ слегка трепетал, словно
раздуваемый ветром, хотя никакого ветра Майон не чувствовал.
Их взгляды встретились, но в зрачках того Майон не увидел искорки,
которую замечаешь, когда люди смотрят друг другу в глаза. Покойная
пустота, два черных окатыша.
- Здравствуй, Аид, - сказал он.
- Здравствуй, - сказал Аид. - Ну как там, наверху? Вечная возня? Кто-то
с кем-то дерется, что-то горит, кто-то тонет, кто-то за кем-то гонится,
все суетятся, жить торопятся, разбогатеть торопятся, умереть торопятся, ни
минуты покоя. Что оглядываешься? Не видно сторуких гекатонхейров и
страшного Цербера? Их ожидал встретить?
- Вообще-то, да, - сказал Майон.
- Глупости. Сторукие дремлют где-нибудь в уголке. А Цербер до того
опился водой из Леты, что просыпается раз в столетие. Как видишь, ваши
россказни истине не соответствуют. Стража здесь не нужна - гостей я не
отпугиваю, совсем наоборот. А стеречь здешних обитателей нет нужды, никто
отсюда не уйдет по доброй воле. Нет здесь никаких узников, никаких
огненных колес и сырых темниц. Заходят иногда буйные гости, да вреда от
них особого нет. Заявился как-то Геракл и уволок за шкирку полусонного
Цербера, но пес так испугался вашей суеты и солнца, что вырвался у входа и
удрал назад.
- А Тезей?
- А, тот. Жив еще... - Аид усмехнулся. - Был такой забавный юнец.
Приставал к моей супруге, пока не сообразил, насколько она холодна. Я его
продержал у себя три года исключительно развлечения ради - хоть один
крикливый да суетливый поблизости. Потом надоело, и я его выставил за
ворота. Я вижу, ты, как и многие там наверху, убежден, что владыка царства
мертвых грозен и наводит ужас? Чепуха. Я властвую не над страхом, а над
скукой. Не зря Зевс поработал молниями, почти завалив вход в Аид и сделав
его труднодоступной щелью среди диких скал. Отбиваю я у него подданных,
завидно ему.
- Тени?
- При чем тут тени? - лениво удивился Аид. - Я о счастливых людях из
плоти и крови говорю.
Майон посмотрел вокруг и увидел множество людей - молодых и старых,
мужчин и женщин. Они лениво расхаживали по серой равнине в одиночку,
парами в обнимку и группами, некоторые беседовали, но так медленно, что
слова, казалось, неспешно выползали изо рта, долго колыхались в воздухе,
прежде чем скрыться в ухе собеседника. Разговоры были настолько тягучими,
что Майон не различал слов: все двигались невыносимо плавно, все лица
застыли в блаженных улыбках, так что казались отлитыми из металла
погребальными масками и внушали тоскливый ужас, их было много, очень
много.


- Вот видишь, они счастливы, - сказал Аид. - Они живы и пользуются
всеми радостями жизни - яствами, питьем, женщинами, умными беседами с
учеными собеседниками. У них нет забот и хлопот, здесь нет войн и
болезней, голода и несправедливости, нет зла...
Майон почувствовал, что этот голос опутывает его липкой паутиной, и на
губах оседает противная приторная сладость, словно он пригоршнями ел мед.
Стоячая вода смыкалась над его головой, и, рванувшись на поверхность, он
сказал:
- Но добра ведь тоже здесь нет?
- Добра? Я уже и не помню, что это такое. Ну и что? Зачем нужно добро,
если счастья и здоровья - в избытке? Она не иссякает. - Аид указал кивком
в сторону Леты. - И никого из них я не тащил сюда насильно, не завлекал
обманом и не принуждал пить из Леты - они пришли сами, не выдержав суеты и
ужаса верхнего мира. Есть счастье и нет зла, к чему сожаления о каком-то
добре?
"Но счастье и равнодушие несовместимы, - подумал Майон, - а они
купаются в забвении и равнодушии. Им никто не нужен. Оказывается,
подземное царство Аида стократ страшнее нарисованного молвой - с огненными
колесами, зловещими стражами и нечеловеческими муками. Гея-Кормилица! -
мысленно воскликнул он в изумлении. - Они же бегут! Скрывается в лесах
Артемида-Делия, сам себя заточил в серой мгле Аид, ушел в пучины Посейдон.
Боги, твои дети, Гея, бегут от самих себя и от людей". Чего же тогда стоит
Олимп, почитаемый как средоточие высшей справедливости и разума, если одни
боги стремятся покинуть его, а другие наперебой борются за людские души?
- Ты, как я догадываюсь, тоже пришел выпить приносящей счастье воды? -
нарушил его мысли Аид.
- Нет, - сказал Майон. - Я хотел бы поговорить с одним из обитателей
твоего царства теней.
- С кем?
В самом деле, с кем? Ахилл - всего лишь воин, никогда не знавший всей
подноготной. Тиндарей? Калхант? Одиссей, может быть, еще жив, тогда его
здесь нет.
- С Агамемноном, - сказал Майон.
Потому что Агамемнона легенды числили первым среди множества царей и
военачальников, приплывших под Трою. Самый величавый, самый значительный,
самый глубокомысленный, отважный, талантливый, самый, самый... Что бы ни
писал Архилох, пусть все это правда, но такова уж была сила назубок
выученного и внушенного с детских лет - при упоминании имени Агамемнона
перед глазами возникала некая величавая фигура в сиянии золота и пурпура,
триумфа и славы.
Да, тень, скользнувшая над серой равниной навстречу Майону, величавости
не утратила. Словно сотканный из колышущегося полупрозрачного тумана,
перед Майоном встал Агамемнон, и Майон едва поборол робость и смущение.
Перед ним был герой и - одновременно человек, неопровержимо изобличенный
во лжи и подлости, и Майону почему-то стало невыносимо стыдно, словно
позор Агамемнона падал и на него.
- Кто ты? - спросил Агамемнон голосом, напоминавшим слабый шелест ветра
в тростниках.
- Майон, аэд из Афин. Я пишу о Троянской войне.
- Это было славное дело.
- Как знать, - сказал Майон. - Я пишу о том, что было в
действительности.
- Что ты имеешь в виду?
- Рукопись Архилоха.
Тень оставалась тенью, но глаза, казалось, ожили.
- Истина все-таки вырвалась наружу?
- С истиной в конце концов так и случается, - сказал Майон.
- И все мы предстанем?..
- Такими, какими вы и были, - сказал Майон. - Царь, разве нельзя было
иначе?
Агамемнон думал.
- Иначе - нет, - сказал он. - Что нам еще оставалось делать? Купец
разоряет опасного соперника. Воин убивает опасного противника. А мы были и
купцами, и воинами, и политиками. Троя, эта Троя... Кость в горле. Она
вечно отказывалась присоединяться к нашим военным походам, она держала под
своим влиянием морской путь в золотую Колхиду и другие торговые пути, с
ней постоянно приходилось делиться. Но - напасть просто так? Ты молод и
никогда не был государственным деятелем, тебе трудно понять большую
политику. Мы плохо выглядели бы в глазах всего мира, развяжи мы первыми
войну, напади мы без всякого повода. Да и собственные воины охотнее идут в
поход, освещенный сиянием справедливости. Так что понадобилась Елена.
- Но у меня не укладывается в голове, - сказал Майон. - Чтобы отец и
муж поступили так с дочерью и с женой?
- Необходимость, - промолвил голос, похожий теперь на отзвук далекого
сражения. - Интересы государства, перед которыми меркнет все остальное.


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 [ 18 ] 19 20 21 22 23 24 25 26 27
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Каменистый Артем - Запретный мир
Каменистый Артем
Запретный мир


Маккарти Кормак - Старикам тут не место
Маккарти Кормак
Старикам тут не место


Березин Федор - Атака Скалистых гор
Березин Федор
Атака Скалистых гор


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека