Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

конечно, не для того, чтобы законами ограничить власть царей. Геракл был
опасен - и тогда он погиб. Предатели попадаются среди любого народа. На
этот раз им оказался кентавр Несс.
- Ты хочешь сказать, что по замыслу микенцев... - У Майона перехватило
дыхание.
- Да. Я только не знаю кто - Агамемнон или многомудрый Нестор. Скорее
всего, оба вместе. Через жену Геракла Несс подсунул отравленную тунику, и
Геракл умер. Потом истребили кентавров, свалив вину на Геракла, который не
мог уже ничего опровергнуть. И похитили у Геракла смоченные в крови
Лернейской гидры стрелы - страшное оружие, без которого не удалось бы
взять Трою. И натравили на Фивы Спарту. И все пошло прахом. Тезей вдруг
остался без друзей и союзников, без Геракла. Да, еще сочинили
романтическую историю о том, как умирающий Геракл завещал стрелы
"постороннему" юнцу с ясными глазами, случайному прохожему Филоктету. Хотя
этот Филоктет несколько лет числился в спутниках странствий Геракла -
шпионил для Нестора. Геракла не стало, стрелы похищены, Тезей бессилен. И
началась новая грязная интрига - подготовка к Троянской войне.
- Мне важно знать и это, - сказал Майон.
- А вот меня это не интересует, - сказала Делия. - Это другая история,
до которой мне нет никакого дела, потому что Геракл был мертв, когда
разбойничья шайка, именуемая войском ахейцев, отплыла в Трою из
Арголидского залива.
Майон молчал. Слишком многое рушилось. То, чему он привык верить с
детства, почти все приходилось осмысливать по-иному, и мир, каким он был
для Майона прежде, уходил невозвратно. Ему было больно, но он не жалел,
что это случилось именно с ним.
- Каждый знает лишь часть истины и не желает сложить эти части в целое.
- Вот именно, - сказала Делия. - Меня интересует лишь Геракл. К
сожалению, Архилох не сделал так, как мне хотелось бы.
- Ты его знала?
- Разумеется, - сказала Делия, и в ее голосе прозвучала неизвестно к
чему относящаяся злоба. - Упрямейший фанатик истины, заменившей ему всех
богов. Ведь ты не такой же, правда?
- Боюсь, что я дольше, чем нужно, не мог понять, какой я, - медленно
сказал Майон, словно осваивая недавно выученный язык. - Что делать, мы
сплошь и рядом растем на ощупь, как зерно в земле. Но теперь знаю твердо:
если Архилох видел смысл и цель жизни в служении истине, то я именно
такой. Что с ним случилось?
- Он погиб после резни, которую приписали пьяному Гераклу, -
истребления кентавров.
- А его рукопись?
- Есть одна-единственная копия, неизвестно где затерявшаяся. А сама
рукопись - здесь.
Делия коснулась укрытого медвежьей шкурой предмета, похожего
очертаниями на сундук или ларец. Майон невольно потянулся к нему, но его
ладонь задержала маленькая, сильная рука.
- Подожди, - сказала Делия. - Сначала выслушай меня. Я отдам тебе
рукопись Архилоха. Кроме того, расскажу тебе о Геракле все, чего нет в
рукописи, чего никто не знает. И ты напишешь о жизни Геракла так подробно
и ярко, как никто. Ты создашь вещь, равной которой не было. Но...
- Что? - Майону передалось ее волнение.
Делия придвинулась к нему, ее губы были совсем близко, и от нее
исходили печальные и сладкие запахи осени. Ее голос обволакивал:
- Но с одним маленьким условием. В твоем произведении должна быть и я.
Это я вдохновляла Геракла на подвиги, это я была его единственной, верной,
преданнейшей любовницей, советчицей и другом. Это я подсказывала решения,
вдохновляла и вознаграждала. Везде, всегда, всюду - я. Ты меня хорошо
понял? Пусть все узнают, кем я была для Геракла, чем он мне обязан.
Посмотрим, как тогда завертится от зависти весь этот сброд на Олимпе. Ну?
Что молчишь?
Словно холодом пахнуло от очага, и образ прекрасной охотницы, свободной
от пороков большого мира, потускнел, погас.
- Нет, - сказал Майон, - это невозможно. Мы только принизим Геракла,
изобразив его куклой, жившей твоей волей и желаниями. И ты прекрасно это
понимаешь.
Что-то умирало в его душе, что-то прекрасное и гордое. "Артемида,
Делия, независимая хозяйка лесов и Луны, - горько подумал он, - а я так в
тебя верил, возможно даже, был чуточку влюблен".
Делия придвинулась к нему еще ближе, ее волосы ласкали лицо, жаркий
шепот пьянил:
- Майон, женщина, даже если она богиня, всегда преклоняется перед
мужчиной, наделенным какими-то особенными достоинствами. Ты станешь
великим поэтом. Не думай, что я предлагаю тебе себя как взятку, считай
меня наградой, которую ты заслужил. Я буду верной и покорной, любящей и
преданной. Со мной ты узнаешь счастье, какого тебе в другом случае никогда



не иметь. Майон, любимый мой, все будет прекрасно, только сделай так, как
я хочу.
Он терял разум и способность противоречить - от этого шепота, этих губ,
нежной кожи под ладонями, чувствовал, как растворяется его воля, и он
тонет в жарком шепоте, определяющем его судьбу и славу.
Но тут что-то произошло. Словно отдернулась завеса в летний солнечный
день, и ему увиделся Геракл - независимый и добрый, могучий и
непримиримый, он смотрел хмуро, в его взгляде были упрек и сожаление.
Невыразимым усилием Майон всплывал на поверхность, и расступилась тяжелая
вода сладкого дурмана.
- То же самое ты говорила Архилоху? - спросил он, отводя ее ладони.
И понял по глазам Делии, что угадал. Ее лицо исказилось то ли злостью,
то ли болью. Майону показалось, что сейчас она разрыдается, громко и
безутешно, как обычная женщина. Нет. Она справилась с собой, в ее глазах
полыхала ненависть.
- Уходи! - яростно прошептала она. - Уходи, или я крикну своих собак.
Майон протянул руку к ларцу. Делия отвернулась, и он решился, откинул
крышку, вынул пачку листов, завернутых в узорчатую сидонскую ткань. Делия
ему не препятствовала.
- И вот еще что, - сказал он. - После этого разговора приходится
поневоле критически взглянуть на некоторые общеизвестные события. Я имею в
виду знакомую всем историю о том, как ты волшебством задержала идущие к
Трое корабли, и Агамемнон, чтобы умилостивить тебя, был вынужден принести
тебе в жертву свою дочь Ифигению. Я уверен, что ничего подобного не было.
(Она отвернулась и молчала.) Ведь правда не было, Делия?
- Не было, - сказала она тихо. - Никакого отношения я не имею к этой
проклятой войне. Доволен теперь?
- Да, - сказал Майон. - Потому что в этой истории, будь она правдой, ты
была бы достойна лишь осуждения за жестокую и нелепую прихоть.
Она зажмурилась и потрясла головой:
- Убирайся...
У выхода он обернулся. Делия стояла на коленях на медвежьей шкуре
посреди рассыпанных золотых стрел, метких, но бесполезных сейчас, уронив
руки, смотрела на него, и он едва не поддался ее умоляющим глазам.
Хотелось вернуться, приласкать и утешить, сделать все, как она хочет, но
этим он предал бы Геракла, доброго и могучего. Нужно было выбирать, и
Майон выбрал. И ничего тут нельзя было сделать - ни утешить, ни объяснить.
Майон вышел из пещеры. Собаки не сдвинулись с места, но злобно зарычали
вслед, и это рычание сопровождало его, пока он не выбрался из леса на
ведущую к Спарте дорогу. Он понял, что талант - оружие и сила, к которым
относятся с уважением даже боги; что люди сильнее богов, пусть и не
всегда. Он чувствовал, что прежним не будет никогда, что отыскал свою
дорогу и должен ею идти, что бы ни ожидало за поворотом.
- Спасибо, Делия, - сказал он, обернувшись к безмолвному лесу. - Ты и
не представляешь, что дала мне.


10. ЕЛЕНА СЕГОДНЯ
Эттей, занимавший во дворце какую-то ничтожную должность, но, как это
часто бывает, имевший немалое влияние, внешним обликом был низенький,
живой, с очень подвижным лицом, способным за минуту сменить множество
выражений. Порой маски менялись молниеносно, без всякого соответствия с
тем, что он в этот миг говорил, все время он играл, и догадаться, каков же
он наедине с собой, было решительно невозможно. Может быть, он настолько
сжился с вечным лицедейством, что и во сне маски на лице постоянно
менялись.
- Собственно говоря, увидеть Елену Прекрасную не составляет особого
труда, - тараторил он, указывая Майону дорогу. - И, если быть совсем
откровенным, мы неплохо на этом зарабатываем. Два раза в неделю мы, собрав
некоторую плату, пускаем народ на галерею, и они могут собственными
глазами видеть прогуливающуюся в саду Елену Троянскую. Честное слово,
желающие не переводятся, и никто не считает, что потратил деньги зря. Быть
у нас в Спарте и не увидеть Елену Прекрасную? Конечно, к тебе нельзя
подходить с той же меркой, что и к обычным зевакам. Когда стало известно,
что в нашем городе находится знаменитый афинский аэд...
- Да? - вежливо спросил Майон.
- Задумавший, как нам стало известно, грандиозное повествование о
Троянской войне, - вкрадчиво добавил Эттей. - А это не могло нас не
заинтересовать. Скажу больше, это заинтересовало в первую очередь
Прекрасную Елену, ведь до сих пор, увы, не создано монументального
сказания об этой славной войне.
- И не отражена должным образом ее причина - Елена? - спросил Майон.
- Я рад, что ты все понимаешь. О нас распускают всевозможные вздорные


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 [ 15 ] 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Якубенко Николай - Игра на выживание
Якубенко Николай
Игра на выживание


Громыко Ольга - Верные враги
Громыко Ольга
Верные враги


Шилова Юлия - Ни мужа, ни любовника, или Я не пускаю мужчин дальше постели
Шилова Юлия
Ни мужа, ни любовника, или Я не пускаю мужчин дальше постели


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека