Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

коленями, навалился на шею. Он был неплохим наездником, но ничего не мог
поделать, конь бешено приплясывал на задних ногах, припадал на миг на
передние и снова взвивался на дыбы. Он кричал, как смертельно раненый
человек, его била крупная дрожь.
Майон ничего не успел понять и не успел испугаться - повод лопнул, он
полетел на землю, напрягая мышцы, чтобы встретить удар, став упругим
комком. Упал, перекатился вправо, уклоняясь от копыт. Стук подков
мгновенно удалился - конь галопом унесся в обратную сторону. Майон
поднялся, потирая бок.
Справа был лес, густой и темный, слева - пологий склон горы,
редколесье, и оттуда, направляясь вниз, по-волчьи бесшумно скользили
вереницей мохнатые звери, неслись широким махом, перерезая дорогу. Майон
насчитал двенадцать и сбился. Он схватился за рукоять кинжала. Это было
бесполезно - одному против такой стаи, - но он не мог покорно стоять
жертвенной свечкой. Блеснуло узкое лезвие.
Звери остановились на расстоянии броска камня, преграждая дорогу.
Стояли и смотрели на него - молча. Ни лая, ни оскаленных пастей, ни
взъерошенных загривков. Пожалуй, они вели себя довольно мирно. Майон
разглядел уже, что это собаки, но таких огромных он не встречал никогда,
даже у пастухов. В его сердце вошел страх - потому что человеку такие псы
принадлежать не могут, разве только...
Сжимая кинжал, он отступил к лесу. В голове был полный сумбур. От
обычных собак можно было спастись на дереве, но эти...
Стая медленно шла следом, будто задавшись целью сохранять расстояние
меж ним и собой неизменным. "Уж лучше бы дикие звери", - смятенно подумал
он.
- Оглянись, Майон!
Он обернулся.
Девушка смотрела на него дерзко и насмешливо, играя тетивой золотого
лука. Золотые волосы ниспадали в колчан, путаясь в золотом оперении стрел.
Собаки теперь припали к земле совсем близко и преданно повизгивали,
взметая хвостами мох и палые листья.
- Приветствую тебя, Артемида, - сказал Майон, надеясь, что смотрит в
эти синие глаза хладнокровно и с достоинством.
- Ты не ушибся? - спросила богиня охоты и Луны.
- Нет, - сказал он, пряча кинжал в ножны. - Не особенно.
- Я хотела сама выйти тебе навстречу, но мои собаки меня опередили. -
Голос был вроде бы виноватым, но лукавство из глаз не исчезло. - Я
надеюсь, что ты спешишь не настолько, чтобы пренебречь моим
гостеприимством?
- Я не могу им пренебречь, - сказал Майон.
- Тебе следовало бы быть более вежливым. Разве трудно сказать, что мое
приглашение заставляет позабыть о любых делах?
- Пока не знаешь, для чего тебя приглашают...
- Наверняка не для того, чтобы зажарить и съесть, я ведь не Полифем.
- Конечно нет. Ты гораздо опаснее, - сказал Майон.
- Оказывается, не все еще потеряно, - смеялась Артемида. - Такое
приятно слышать и женщине, и богине, особенно шальной дикарке, как
называют меня некоторые родственники. Ты, я надеюсь, не намекаешь на
историю с Актеоном? Но что мне было делать? Если позволять каждому нахалу
подглядывать во время купания...
- Я не это имел в виду, - сказал Майон. - Ты опаснее всех потому, что -
самая непонятная и загадочная. Ты скрываешься в лесах, проносишься
видением и снова растворяешься в зелени. Говорят, ты не любишь Олимп?
- Я его не переношу, - безмятежно сказала Артемида. - Что хорошего в
этой снежной и туманной вершине? К тому же там постоянные свары - то
пытаются свергнуть Зевса, то пресмыкаются перед ним, то вдруг оказывается,
что Гефесту в который раз уж наставили рога, то затевается какой-нибудь
скандал. А я - хозяйка лесов и лунных дорог, я сама по себе. Никого не
хочу знать.
- Однако...
- Я знаю, что обо мне болтают, - сказала Артемида. - Например, что я
была любовницей Геракла. Между прочим, Актеон приставал ко мне как раз
потому, что наслушался этих басен, - решил, что коль уж и он сын бога, а
я, по слухам, весьма доступна, можно рискнуть. А другие, наоборот,
приписывают мне разные противоестественные наклонности, вплоть до самых
гнусных.
- И где же истина?
- Там, где истине и положено быть, - посередине. Я - хозяйка лесов и
лунных дорог и уверена, что звери лучше людей и богов. Уж они-то не
предают, будь уверен.
- Тут я с тобой решительно не согласен, - сказал Майон. - Потому что
есть еще разум и умение творить добро, создавать красоту.
- Логично, - сказала Артемида. - Но я - женщина, я не собираюсь
следовать логике.


- Уходишь от спора?
- Конечно, - сказала Артемида. - Я сумасбродна. Кстати, это
человеческая черта.
- Но ты богиня.
- Ах да. Но прелесть в том и состоит, чтобы быть то женщиной - просто
женщиной, то богиней.
"То есть вечно между небом и землей, - подумал Майон. - Нескончаемое
балансирование меж двумя масками, двумя сущностями, и полное бессилие
выразить себя полностью в одной из них: всегда помнишь, что есть в запасе
и вторая. Собственно, почему мы так завидуем богам? Нас угнетает та
определенность и незыблемость, которой они лишены".
- Пойдем, - сказала Артемида, и он пошел с ней рядом, а по сторонам
тенями скользили собаки. - Я решила встретить тебя на дороге и пригласить
в гости, Майон, потому что мне стало известно - ты пишешь о Геракле. А я
хорошо знала Геракла.
- Сейчас я собираюсь писать о Троянской войне.
- Но ведь одно неразрывно связано с другим.
- Разве? - сказал Майон. - Геракл погиб до того, как война началась.
Артемида скользнула по нему взглядом и ничего не ответила. Они были уже
перед входом в пещеру. Собаки легли на землю, высунув языки, и,
невероятно, но в их глазах Майону почудилась насмешка. Кто их знал...
Артемида протянула руку, и очаг в глубине пещеры вспыхнул прозрачным
багровым пламенем, не дающим копоти. Блики играли на шкурах зверей,
покрывавших пол и стены, и шкуры, казалось, шевелились. Майон не
чувствовал себя скованно - первое почтительное изумление осталось на
ночном берегу, к тому же он помнил все, что говорила Афина о богах и
людях.
- Что-то там поделывают мои дорогие родственники? - спросила Артемида,
словно угадав его мысли. - Замышляют очередной заговор против Зевса?
Можешь не отвечать, я знаю сама. Все эти дрязги с дурацким постоянством
вспыхивают на унылой горе что ни день... О чем они тебя просили? (Майон
молчал.) Ну а если я прикажу отвечать?
- Я не выдаю чужих тайн, - сказал Майон.
- Быть по сему. В конце концов, меня не интересует Олимп, я уже
говорила. К чему мне их сплетни и запутанные взаимоотношения, если в моих
лесах я и так - царица? Не о том разговор. Я обещала рассказать о Геракле.
Блики огня играли на ее лице, делая красоту переменчивой и
таинственной.
- Какой он был, Артемида? - спросил Майон.
- Называй меня Делия, - сказала она. - Делия - я ведь родом с острова
Делос. Так меня называл Геракл.
- Какой он был, Делия?
- Почему-то его очень часто любят представлять грубым и невежественным
силачом, находившим противоестественное наслаждение в битвах и истреблении
чудовищ. А он был совсем не таким. Конечно, бывал и груб. И с женщинами в
том числе: самое трудное для вас - быть с женщиной нежным, вы этого
прямо-таки панически боитесь. Но нельзя было заставить его делать то, чего
он не хотел. Майон, я готова была стать его любовницей. А он меня отверг -
улыбаясь и беззлобно шутя. И я не смогла на него обидеться. - Она
отрешенно улыбнулась, глядя в пламя. - Обиделись мои псы - за то, что
пренебрегают их повелительницей, - и бросились на него. А он сгреб их и
побросал в реку: он был Геракл. Пожалуй, я его любила, если только богиня
способна кого-нибудь любить. Он не подчинялся никому и ничему.
- Но Эврисфей?
- Да, он служил Эврисфею, - сказала Делия. - И по его приказу совершил
все то, что ныне именуется двенадцатью подвигами Геракла. Но потому лишь,
что сам того хотел, искупая этой службой давнее, наполовину случайное свое
преступление. Геракл - это независимость, доброта и сила. И полное
бескорыстие. Он мог совершенно законным образом сесть на микенский трон
вместо Эврисфея, но отказался. Он сам создавал царей: когда дорийцы за
помощь в войне против лапифов передали ему треть своих владений, он эти
владения просто-напросто подарил. И Приам стал царем Трои исключительно
благодаря Гераклу.
- Но...
- Да, считается, что Геракл был врагом Трои. Но об этом потом. Сначала
- о Геракле-миротворце. Он был миротворцем, Майон. Войны он вел, чтобы
примирить враждующих соседей или чтобы отучить кого-то от привычки жить за
счет грабительских набегов. Там, где он проходил, прекращались раздоры,
смирными становились воинственные цари, гибли угрожавшие людям чудовища.
Он хотел объединить всю Грецию. То, что сделал с Аттикой Тезей, - лишь
развитие мыслей и идей Геракла. Тезей был хорошим учеником. Нужно было
идти дальше. И я знаю точно: они собирались идти дальше, Геракл и Тезей, и
за ними шли многие. К ним собирались примкнуть Фивы, кентавры, дорийцы. -
Она горько усмехнулась. - Но были еще и золотообильные Микены - там тоже
намеревались объединить Грецию, разумеется под властью Микен, и, уж


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 [ 14 ] 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Роллинс Джеймс - Айсберг
Роллинс Джеймс
Айсберг


Роллинс Джеймс - Амазония
Роллинс Джеймс
Амазония


Акунин Борис - Весь мир театр
Акунин Борис
Весь мир театр


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека